О нюансах квалификации взяточничества

26 апреля в рамках пятого образовательного вебинара ФПА РФ по повышению квалификации адвокатов с лекцией «Проблемы уголовной ответственности за взяточничество» выступил профессор кафедры уголовного права и криминологии Юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, член НКС при Верховном Суде РФ, главный редактор журнала «Уголовное право», д.ю.н. Павел Яни. В начале своего выступления Павел Яни напомнил, что на данный момент вопросы применения уголовного закона к должностным преступлением регулируются несколькими документами, среди которых Постановление Пленума ВС РФ от 16 октября 2009 г. № 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» и Постановление Пленума ВС РФ от 9 июля 2013 г. № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях». Так, в постановлении от 2009 г. высший судебный орган, наконец, указал на понимание им организационно-распорядительных полномочий, подчеркнул эксперт. Он добавил, что круг субъектов, ответственных за должностные преступления, состоит из двух подкатегорий лиц. Первая – представители власти, определена в УК РФ в примечании к ст. 318 «Применение насилия в отношении представителя власти». Вторая – это лица, выполняющие организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в образованиях, указанных в п. 1 примечания к ст. 285 УК РФ «Злоупотребление должностными полномочиями». В частности, продолжил Павел Яни, Пленум ВС РФ отметил, что помимо кадровых к организационно-распорядительным функциям относятся полномочия лица по принятию решений, имеющих юридическое значение, влекущих юридические последствия. В качестве примера Пленум назвал врачей и педагогов. В свою очередь, эксперт пояснил, что полномочия, имеющие юридическое значение, – это права и обязанности лица по возложению на других лиц прав и обязанностей, по освобождению других лиц от прав и обязанностей, по изменению их объема.Также ученый в ходе лекции поставил вопрос о том, почему лица привлекаются к ответственности за совершение законных действий по службе. Иными словами, в чем здравый смысл привлечения к уголовной ответственности за получение взятки за уже совершенные  действия по службе, в том числе законные, когда незаконное вознаграждение заранее не обговаривалось и даже не подразумевалось, уточнил вопрос он. По его мнению, если взять такой подарок, то будет нарушен важнейший принцип безмездности (не путать с безвозмездностью), что, соответственно, повлечет уголовную ответственность. Также экспертом были затронуты вопросы должностного злоупотребления и превышения должностных полномочий. В 2009 г. Пленум ВС РФ впервые разъяснил, что следует понимать под злоупотреблением должностными полномочиями: «это совершение должностным лицом действий, которые оно могло совершить лишь при наличии предусмотренных для реализации его полномочий оснований». Однако, добавил Павел Яни, ровно так же был определен один из видов превышения полномочий. Таким образом, налицо полное совпадение, они описывают одну и ту же объективную сторону, последствия у них одинаковые. Разграничить их можно только по мотиву, уточнил лектор. Также спикером были затронуты вопросы об общем покровительстве и попустительстве. По данным вопросам, продолжил он, Пленум ВС РФ 2013 г. разъяснил, что при получении взятки за общее покровительство или попустительство по службе, конкретные действия, за которые онa получена, на момент ее принятия не оговариваются взяткодателем и получателем, а лишь осознаются ими как вероятные и возможные в будущем. По словам ученого, Пленум подчеркивает, что авторитет должности – вещь формализуемая. Кроме того, важно отличать личный авторитет от служебного. Так, если должностное лицо повлияет на какое-либо решение с помощью личного авторитета, то о взятке в таком деле речи идти не может, так как не будет служебного воздействия.