Защитникам запретили публично критиковать адвокатуру

Фото пресс-службы ФПА РФ

В Москве состоялся VIII Всероссийский съезд адвокатов, на котором представители адвокатского сообщества утвердили поправки в Кодекс профессиональной этики адвокатов (КПЭА). Самые резонансные из них касались запрета критики адвокатуры, обязанности соблюдать этические принципы, даже в нерабочее время, и возможности оспаривать решения о дисциплинарной ответственности только по процедурным основаниям.

Действующая редакция Кодекса была принята на первом адвокатском съезде 31 января 2003 года, и дополнялась в 2005, 2007, 2013 и 2015 годах. К сегодняшнему съезду в документ предложили внести 19 поправок, которые ФПА активно собирала в течение нескольких месяцев. Президент ФПА Юрий Пилипенко отметил, что Кодекс правят почти каждый съезд, и "хотелось бы уже когда-то остановиться", но так как законодатель изменил порядок формирования комиссий по этике и стандартам, Кодекс все равно нужно было менять. Именно поэтому ФПА предложила адвокатскому сообществу внести свои замечания и предложения. По данным палаты, свои предложения направили более 100 адвокатов.

Некоторые новеллы подверглись критике, высказывались даже предложения голосовать постатейно, но большинство делегатов были против. В результате, большинством голосов: 71 "за" и 10 "против" при трех воздержавшихся поправки были приняты "пакетно". 

Критиковать нельзя наказывать

В нынешней версии п. 2 ст. 5 говорится, что адвокат должен избегать действий, приводящих к подрыву доверия, "к нему и адвокатуре" - добавляют авторы изменений. При этом, думать об авторитете профессии адвокат должен не только на работе, но и вне профессиональной деятельности. В любой ситуации защитник "обязан сохранять честь и достоинство, избегать всего, что могло бы нанести ущерб авторитету адвокатуры или подорвать доверие к ней", если при этом очевидна его принадлежность к профессиональному сообществу (п. 5 ст. 9). В п. 1 ст. 15, которая запрещает защитникам употреблять выражения, умаляющие честь и достоинство другого адвоката, также добавлена приписка "и адвокатуры".

Пилипенко отметил, что авторитет адвокатуры необходимо защитить от посягательств. "К сожалению, так получилось, что на 15 году существования нашего закона, некоторые наши коллеги, которые позволяли себе недопустимое, стали героями, о них говорили, как о людях, готовых пострадать за свободу слова", - опять же упомянул он, по-видимому, историю с Труновым. Президент ФПА привел аналогию: если мужчина женат на женщине и начинает публично говорить, что она не так выглядит, не так ходит и вообще ему не нравится, возникает резонный вопрос - для чего они живут вместе? По его словам, недоверие к адвокатуре связано с тем, что сами адвокаты негативно говорят о своей профессии. "Пора обозначить, что можно членам нашей корпорации, а что - нет. При этом критика в допустимых формах, направленная на защиту интересов и развитие адвокатуры, должна существовать", - добавил он.

Также будет снят ряд профессиональных ограничений, которые Кодекс накладывает на адвокатов. Они по-прежнему смогут заниматься творческой  и преподавательской, научной, экспертной деятельностью (в том числе, в рамках адвокатских образований). Все так же нельзя будет оказывать юруслуги вне адвокатской деятельности, кроме урегулирования споров, в том числе, в качестве третейского судьи и медиатора или участия в благотворительных проектах, предполагающих оказание помощи pro bono, но теперь к этому списку добавляются иные случаи, предусмотренные законодательством. Кроме того, предлагается разрешить защитникам инвестировать средства, сдавать в аренду жилье и распоряжаться иным своим имуществом, с целью получения доходов, если все это не предполагает использование адвокатского статуса (п. 3 ст. 9).

Как будем обжаловать?

Предложено также продлить срок привлечения адвокатов к дисциплинарной ответственности: с одного года с момента совершения проступка до двух лет (абз. 2 п. 5 ст. 18). И если раньше вернуть себе адвокатский статус можно было, вновь сдав экзамен через три года после дисквалификации, то теперь этот срок составит от одного до пяти лет (п. 7 ст. 18). "Если коллега оступился не критично, но нельзя на это не отреагировать, то пусть попробует вернуться в профессию через год, а если вы его совсем не хотите видеть — назначим пять лет», - прокомментировал инициативу Пилипенко.

В неприятную для адвокатов сторону меняется и порядок обжалования решения о привлечении к дисциплинарной ответственности: сейчас п. 2 ст. 25 гласит, что обжаловать его можно в течение месяца после того, как защитник узнал или должен был узнать о наказании. В новой версии срок остался тем же, однако добавлено, что теперь жалобу можно подать только после лишения статуса по двум основаниям: нарушение процедуры и несоответствие наказания тяжести проступка.

Изменились формулировки в ст. 20, где перечислены поводы для возбуждения дисциплинарного производства. Если раньше адвокатов наказывали за действия или бездействие, которые нарушали профессиональные обязанности, то теперь - за "нарушение требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и (или) настоящего Кодекса". При этом, ст. 21 дополняется п. 1.1, согласно которому в исключительных случаях правом на возбуждение дисциплинарного производства наделяется не только президент региональной АП, но и президент ФПА - по собственной инициативе или представлению вице-президента. Изменены сроки предоставления сторонами письменных доказательств в квалификационную комиссию АП региона: сейчас они принимаются за два дня до заседания, в новой версии - за 10 дней (п. 2 ст. 23).

Изменяется порядок формирования Комиссии ФПА по этике и профстандартам. Во-первых, предложено избирать ее не на два, а на четыре года. А во-вторых, определиться с составом. Если раньше говорилось, что в ней могут состоять пятеро не адвокатов, то теперь четко определены нормы представительства от различных органов. В комиссию по-прежнему входят 16 человек: президент ФПА, являющийся ее руководителем, девять адвокатов, избранных на всероссийском съезде, а также по два представителя от Минюста, Госдумы и Совфеда (п. 2 ст. 18.2).