РЕФОРМЫ ГК РФ Причины и последствия

Чуть более года назад вступил в силу Федеральный закон № 42 от 08 марта 2015 года, который внес заметные изменения в положения Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах, а также дополнил в привычный круг договоров новые виды как договоров так и соглашений. Появились новые правовые конструкции и положения, которых ранее в отечественной правовой системе не было, такие как право кредитора требовать от должника уплаты процентов на сумму долга по денежному обязательству. Помимо этого, было закреплено новое понятие об альтернативном и факультативном обязательствах. Было впервые введено понятие опциона на заключение договора. Было введено новое для российского права институт астрента, который представляет собой присуждение кредитору денежную компенсацию в случае неисполнения должником судебного акта. Нашел свое отражение новый механизм возмещения потерь, которая дает возможность сторонам обязательства заключить соглашение об условиях возмещения потерь. Нововведение нашло отражение и в нравственном выражении: теперь не допускается вступление в переговоры или их продолжение с недобросовестными целями, при заведомо отсутствия намерения достичь соглашения. В новой редакции ГК РФ были уточнены правила об одностороннем отказе от исполнения обязательства. В частности, стороне по обязательству, которая не осуществляет предпринимательскую деятельность, было предоставлено право отказаться от договора в одностороннем порядке.

В данной статье, управляющий партнер юридической компании S&B Group Столяр Руслан Дэвиаимнович поделится мнением об итогах первого года действия новых норм ГК РФ.

Первые «ямы»

 Первое что необходимо отметить, это недостатки при формулировании законодателем новых норм ГК РФ, которые в результате повлияли на их применение на практике. Обратим внимание на принципиально новый подход, применяемый в ст. 317.1 ГК РФ (проценты по денежному обязательству). Норма сформулирована проблематично, поскольку не соотносится с уже «устаревшей» статьей 395 ГК РФ, которая также касается уплаты процентов на сумму неправомерно удерживаемых средств. Без разъяснения ВС РФ, судам в данном случае было не обойтись. И вот, по мнению Пленума Верховного суда ( Постановление Пленума Верховного суда от 24 марта 2016 года № 7 «О применении судами некоторых положений ГК РФ об ответственности за нарушение обязательства») , процента, установленные ст. 317.1 ГК РФ не являются мерой ответственности, а представляют собой плату за пользование денежными средствами. Поэтому, обращаем внимание читателей на тот факт, что начисление должнику процентов по вышеуказанной статье не препятствует заявлению кредитором требования о применении ответственности за неисполнение или просрочку исполнения денежного обязательства по статье 395 ГК РФ.

Управляющий партнер Столяр Руслан обратил внимание также на внутреннюю противоречивость некоторых статьей ГК РФ. Основным примером выступает новая редакция нормы о поручительстве. Так, п. 1 ст. 364 ГК РФ, оставлен в прежней редакции и не подлежал изменению, которая, в свою очередь, ограничение права поручителя возражать против требований кредитора, если подобное ограничение содержится в договоре поручительства. В тоже время, п. 5 той же, 364 статьи ГК РФ, такое ограничение прямо запрещается, а соглашение, в котором содержится подобного рода запрещения, признается ничтожным.

Положительные ростки

Кроме тех неточностей и недочетов, которые были указаны выше, специалисты юридической компании S&B Group отмечают наличие огромного потенциала связанных с проведенной реформой и нововведениями. Среди наиболее необходимых и полезных, юристы выделяют уточнение порядка определения размера убытков, а также прямо закрепленную в законе возможность их взыскания при прекращении договорных отношений. Также возможность отказаться от договора в одностороннем порядке также является положительным инструментом гражданского оборота.  Данную норму специалисты S&B Group сознательно выделяют, поскольку ранее по вопросу о включении в договор подобного условия были противоречия, поскольку нередко суды считали данное условие незаконным.

Задаток в рамках предварительного договора представляет собой продуманную и перспективную норму, которая несет в себе огромный потенциал.

Столяр Руслан отмечает важность закрепления в ГК РФ критериев добросовестности. Ранее добросовестность упоминалась в кодексе, но содержание понятия добросовестности не раскрывалось, что вызывало сложности в рамках судебных разбирательств. Теперь данное препятствие устранено, что положительно должно отразиться на взаимодействиях сторон.

Вопросы, касающиеся переговоров, пока не нашли своих отражений в судебной практике. Как отмечает Столяр Руслан, пока не было судебного прецедента по привлечению к ответственности лица, представившего другой стороне недостоверную или неточную информации, или же за внезапное прекращение переговоров. Но, как отмечает специалист, данная норма себя еще проявит.

 

 

И на последок

Как мы можем видеть из свидетельств специалистов, реформа норм гражданского права принесла существенные плоды и продолжает вносить вклад в добросовестные отношения между сторонами. Очевидно, что все нововведения не с «неба» взялись – они являются ответы на давно имеющиеся запросы бизнеса, необходимых для реализации и улучшения нормальных экономических отношений в стране. Те лица, которые добросовестно исполняли и будут исполнять свои обязательства получили дополнительную правовую защиту, что не может не радовать. Время покажет, насколько укоренятся в сознании граждан новые механизмы реализации прав и обязанностей. 

Статья подготовлена управляющим партнером СБ ГРУПП Столяр Руслан.